Сон

Меня долго не было. Когда я «пришел», хотя это было больше похоже на высотное падение сквозь черно-коричневую массу, было уже слишком поздно. Я видел только массовые самоистязательства, невероятные, по своим масштабам, разрушения. Постапокалиптический мир…

Кто-то хотел мне поведать о том, как все произошло, но его рассказ не успел даже толком начаться, как нить его жизни оборвалась. Это произошло в здании госпиталя – ранее я уже бывал когда-то здесь. Здание имело массивные толстые стены, потому было очень крепкое. Какая-то девушка – казалось, вирус не коснулся ее? – что-то начала мне рассказывать, но я чувствовал, что должен идти, только не понимал куда. Все в голову приходило само – я словно вспоминал то, что некогда здесь произошло. Все началось с некоего «вируса» — очередная попытка генных инженеров создать вакцину от, самого пугающего человечество, заболевания. Разработки ушли так далеко вперед, новые технологии развились на столько, что следить за их темпами стало бессмысленной тратой времени. В один момент что-то пошло не так. Испытуемые перестали умирать, но и жизнью их существование не назовешь. Что-то вроде «зомби». Люди убивали друг друга в невероятных количествах, в войнах за остатки ресурсов на Земле, так теперь еще и новое заболевание вирусного характера.

Так «погибла» основная масса людей. Вирус внутри мутировал, и встраивался в генные цепи людских ДНК таким образом, что на остатки людей вирус воздействовал крайне разнообразно: от еле заметных изменений лица,что-то вроде оспы, с глубокими рытвинами, до крайне страшных, для глаз, уродств. Но люди при этом умудрялись оставаться в живых.

Когда я «пришел», я был здоров, чего, видимо, по моему внешнему виду, нельзя было не заметить. Разумеется, людей это повергало в страх, в исступление, и, конечно же, желание убить меня. Я был вынужден защищаться, как мог. Отношение остатков людей ко мне было столь же разнообразно, как и влияние вируса на человеческие ткани, внешний вид и умственные способности.

Попытки найти моих друзей, почему-то я считал, что они должны быть рядом, были тщетными. Зато я легко обзаводился новыми «товарищами». Когда мне, все же, удавалось найти одного из своих друзей, с которым мы знали друг друга много лет, я совершенно был поражен, насколько это существо передо мной не похоже ничем внутри на него. Только небольшие остатки внешности, а внутри это, вирусом измененное, человекоподобное существо. Страшное зрелище. От такого собственные внутренности, кажется, вырвутся наружу в одну сторону, а подсознание не выдержит, и тело побежит в другую.

Единственное, что я понимал, так это то, что я должен что-то изменить, не просто же так я тут оказался, да еще и в такой ситуации. Жизнь в стиле «выживания» — такую форму приняло мое существование. Низкая трава, поросль, городской подстриженный кустарник – места обитания никогда ранее мне неизвестных змей – ядовитых, чрезвычайно сильных (они могли без особого труда схватить, и затащить человека в эти кусты) и опасных. Нет, они не поедали добычу целиком, как это делают обычные змеи, эти рвут, и глотают, как вараны. Городские собаки-дворняги – теперь это, синеватого оттенка, существа, скорее похожие на волков с огромными зубами. Они высоко прыгают, и накрепко впиваются во все, что двигается. Очевидно, вирус не выборочен к своим «жертвам». Мне удавалось стремительно пробежать сквозь кусты и небольшие травяные заросли, но вот от собак убежать было невозможно – настолько сильные, выносливые, бесстрашные они были.

Бегом я оббежал весь город – точнее то, что от него осталось – руины, трупы людей и животных, искореженные автомобили, металлоконструкции зданий и сооружений. Дело все в том, что постоянно все происходящее усиливалось подземными толчками разной силы и с разным эпицентром удара.

Люди, точнее их остатки, если в этих существах еще можно было признать людей, собирались кучками, в руинах, на уровне второго и выше этажей; это связано было с тем, что здания в городе остались только наиболее крепко зафундаментированные в землю, и наиболее устойчивые, а дороги улиц, вдоль которых оставались еще руины зданий – постоянно вздыбливались от подземных толчков, порой так, что куски асфальта подлетали на высоту в несколько метров. Помимо этого, в перерывах между толчками черно-синие собаки приходили в движение для поимки очередной своей добычи. Все это невероятно страшно смотрелось со стороны.

Я не мог находиться внутри этих кучек «людей», и я вырвался «на улицу». То, что я увидел, повергло меня в абсолютный ступор и исступление. Абсолютно неизвестное ранее для меня чувство и мироощущение: люди, те, что стояли ближе к «окнам» (если их можно было так назвать) – были более всех других похожи на людей. Это были старцы. Они были облачены в черные рясы и расшитые широкие мантии, лежащие на плечах, похожие на обычные жилетки. В своих руках они держали толстые книги и постоянно, без умолку, видимо, читали их (их голосов невозможно было услышать), я видел только шевелящиеся бороды. Явно они что-то говорили, но слов или отрывков слов услышать не представлялось возможным — все вокруг было наполнено каким-то гулом, глухим и монотонным. Каждый раз, когда происходил новый подземный толчок, и все вокруг приходило в движение, старцы, словно, начинали парить в воздухе, минуя все возможные увечия. Но это не было похоже на то, что они могли парить, когда им это вздумается, скорее это было похоже на трясение всего вокруг и ничем непоколебимое состояние и положение в пространстве этих самых старцев.

Я рухнул на землю. Тут же попытался встать и побежал. Я очутился в заброшенном здании, где еще не было никого, и в маленькое окошко наблюдал за происходящим на улице. Некоторые инфицированные, так же как и я, еще появлялись на улице, пытаясь найти убежище, кому-то это удавалось, кому-то нет…

Я взглянул на небо – черно-коричневая масса, находящаяся в постоянном хаотичном движении давила, как плита, сверху на все это неистовство, что сейчас происходило на земле. Серость руин и разломы земли повергали в какой-то животный ужас, и что нужно было дальше делать, виделось туманно. Оставалось только ждать и вспоминать…

Конец.

© Сон. Гребенкин Е.К. 07.12.2012


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *