Когда нет чувств

Предисловие

Первый снег для любого человека остается в памяти навсегда. Его таинственное кружение заставляет отвлечься от окружающего мира и задуматься о чем-то другом, пока неизвестном. Необычайная чистота и белизна первого увиденного снега открывает глаза, и жизнь начинается заново, другая жизнь, другие ощущения, другой мир…

Хруст под ногами и прохлада свежего утреннего воздуха освежает разум и очищает его, как будто нарочно подготавливает его к чему-то другому, пока не понятно какому: хорошему или плохому, доброму или нет, значения слов здесь теряется под действием дуновения ветра от падающих на лицо, нарочно, крупных хлопьев снега…

Время останавливается и теряет смысл, все вокруг теряет смысл и жизнь, кажется, останавливается. Есть только снег, снег…

 

Новый день

Глубокий вдох и теплый воздух попадает в нос, заставляя жить дальше. Открывая глаза после сна, он увидел, как едва видимый утренний свет проходит через окно, и было заметно, как на улице очень медленно опускается снег, словно белая завеса. Вылазить из-под одеяла не было ни малейшего желания, было очень уютно и тепло, как-то невесомо и беззаботно…

Встать все же пришлось. Покинув квартиру и оказавшись на улице, он невольно снял с рук перчатки и откинул их в сторону. Было довольно тепло, но снег не таял. Он взял в руки горсть сухого снега и помял в руках эту рассыпчатую массу, глубоко вдыхая свежий утренний воздух.

Хруст снега под подошвами ботинок придавал какую-то трагичность ситуации, и, казалось, специально дразнил ухо сначала резким, позже мягким глухим звуком, после чего растворялся в пьянящей пустоте бесшумной улицы города.

День на удивление выдался приятным. Хорошая погода для него это всегда, какие бы то ни было осадки, небо, наглухо закрытое тучами и прохладный воздух. Никто не знает, почему ему нравилось такое состояние природы, просто нравиться, говорил он.  Довольно быстро добравшись до автобусной остановки, он принял привычную позу: стоя как бы на одной ноге, а вторая «откинута» вперед, руки опущены и этот взгляд, направленный в никуда с особенно прищуренными глазами, так, что их вовсе не видно. Он смотрел вперед по направлению дороги в ожидании нужного автобуса, но взгляд его был словно приглушен, не двигался дальше падающего перед ним снега, он будто смотрел перед собой и видел ни то прошлое, ни то будущее, никто не мог угадать, даже он сам. Закрывая глаза, он погружался в томное «пространство» собственного рассудка. Открыв глаза после, казавшегося вечностью, момента, когда он моргнул, автобус уже стоял на остановке. С трудом погрузившись в утреннюю живую массу, плавно перемещающуюся по салону автобуса, он не заметил, как эта масса продвинула его в самую свою середину. Видимо ночью было морозно, так как стекла автобуса были покрыты тонкой наледью и при всем желании узнать место, где он сейчас ехал, не представлялось возможным. Плавное покачивание автобуса, перемещение «активной живой массы» в салоне, заставляло отвлечься от всего окружающего и погрузиться в самопроизвольный сон, позволяющий извлечь собственный разум из реальности…

Он открыл глаза и начался новый день…

Поднявшись с постели, он ощутил на коже мурашки от резкого прохладного воздуха в помещении, заглянул в окно, отодвинув шторку и увидел, что абсолютно ничего не видно: раннее утро, пора двигаться. Он с иронией называл это «надо перемещаться в пространстве». Наскоро умывшись и собравшись, он вышел на улицу…

Чертов сон совсем сбил, уже едва различимую, разницу между реальностью и реальностью в его голове. Бывает такое ощущение, когда трудно вспомнить то или иное событие из-за того, что нет ясности: реально оно или просто приснилось. Это все одно, что спать наяву и видеть сны, но при этом происходит неподвластное управлению разума внутреннее ощущение нового переживания старых или желаемых событий.

Он шел по заснеженной улице, чувствуя падение каждой снежинки на пальто, и никак не мог проснуться. Холод морозного утра быстро пробрался под одежду и он ускорил шаг, до остановки было минут пять. Стоять на автобусной остановке пришлось довольно долго и уже начали замерзать ноги в ботинках, но автобуса все не было и не было. Подлетел какой-то маленький автобус, маршрут которого можно было только угадывать через промерзшие окна, а дождаться ответа у заспанных лиц, со стеклянными спросонья глазами, смотрящих на него, было нереально. Пройдя внутрь салона, он даже не заметил, как оказался в самой середине чертового месива, состоящего из множества различных по статусу и жизненному опыту людей, занятых каждый своими мыслями, по крайней мере, у него осталось такое впечатление, когда он медленно огляделся вокруг. Автобус быстро рванул вперед, и можно было только догадываться о направлении его движения по городу. Сквозь обледенелые окна не было видно ничего и приходилось просто считать повороты: вправо, влево.

Уличная прохлада окончательно подобралась к пальцам холодных рук и коленям. Под одеждой побегли мурашки. Свежесть утреннего морозного воздуха, монотонный приглушенный рев мотора и облепленность со всех сторон людьми создавала определенный «уют» и спокойствие, в котором неопределенным образом погружаешься в дремоту. Конечно же, о чем-то начинаешь думать или вспоминать «недосмотренный» сон.

Кто бы мог подумать, что  через каких-то пять лет он станет совершенно другим человеком. Кто бы ни знал его ранее, никак не мог сопоставить его тогда с ним сейчас. Это был совершенно другой человек. Нет, дело не в росте, телосложении или тому подобном. Нет, это совсем другой человек. Он сам, порой, поражался тому, как же сильно он изменился. Из простого пацана, которого любой другой мог обдурить, подбросить весьма неприятную ситуацию или просто «кинуть», он стал довольно расчетливым человеком, способным в той или иной мере взвесить все представляющиеся моменты, связанные с конкретным выбором конкретной ситуации. Да, он стал умнее и рассудительнее. Но дело даже не в этом. Вся «проблема» его, как он сам говорил, заключается в том, что он «ничего не хочет», даже более того «не хочет чего-либо хотеть». Это как глубоко засаженная заноза, которую весьма трудно вытащить. Она, по большому счету, не беспокоит, пока не надавить на то место где она уходит под кожу.

Ничего не хотеть – это плохо. Теряется смысл самосуществования. Когда ни чего «не охота»  находишься в «подвешенном» состоянии. Живешь, словно щепка, плывущая по реке, и берегов вовсе не видно, видно лишь небо и облака плавно и безмятежно плывущие по нему. Страшно лишь одно, когда древесина пропитается влагой настолько, что станет тяжелее воды, пучина воды увлечет в бездну непроглядной тьмы и безмолвия растягивающегося глубинного гула. Останется лишь вспоминать о белоснежных безмятежных облаках и о том, как могло прибить к берегу и уже никогда более не расставаться с небом.

С другой стороны, жить с некоторой целью – не важно, какой: осуществимой или нет – подразумевает под собой жизнь планомерную и целенаправленную, периодически разбавляемую мнимо-неожиданными радостями и «разнообразными» событиями. Что ж, каждый вправе верить в то, во что хочет верить и в то, что придает ему сил. Казалось бы, жизнь без цели – вот это жизнь, размеренная и интересная, сегодня здесь, завтра там, никогда не знаешь, чем обернется завтрашний день, что он тебе принесет или что навсегда заберет у тебя. Здорово, но вот со временем устаешь и от такой жизни, и потом уже не знаешь что делать: смириться и жить «как все» или продолжить жизненные скитания периодически проживая маленькие жизни в разных местах, в кругу разных людей, постоянно сменяющих друг друга, и в итоге увязнуть в пучине беспричинной грусти и тоски.

Конечно, всегда можно попробовать совместить и то и другое. Но, человек – существо имеющее хоть какой-то размер жалости. Он, так или иначе, раньше или позже осознает, что своей беспорядочно-упорядоченной жизнью причиняет боль другим людям, которые не понимают его (или он их не понимает). Хотя, человек всегда все вокруг подстраивает под себя, если это не удается, то он начинает меняться сам.

Трудный вопрос. Ответ – жить так, как считаешь нужным.

 Жизнь, словно бутылка хорошего охлажденного вина. Делая каждый маленький глоток, чувствуешь новую ниточку вкуса, разворачивающую перед тобой новые грани и оттенки невероятного сочетания всевозможных ощущений и вкусовых восприятий, которые медленно, но верно затягивают вместе с пьянящим ароматом в беспамятство и отвлеченность от всего.

«Черт! Чуть не проехал!» — вскрикнул он про себя, проснувшись от того, что кондуктор неожиданно начал объявлять остановки. Медленно пробираясь сквозь всю эту внутриавтобусную клоаку, стало еще холоднее из-за перемещения прохладного воздуха под одеждой. Словно выплюнувшись из автобуса, он оказался на улице, где уже было полно новых персонажей, то и дело снующих кто куда. Он взглянул на небо, потом на грязный снег под ногами – никакой разницы – подумал он. Чувство однотонности и небрежности во всем угнетает и в тоже время медленно успокаивает, потому что все вокруг до боли где-то в диафрагме обыденно и неизменно, кажется, ничего в этом мире уже давно не меняется и не измениться более никогда.

День был довольно «длинный» и скучный, такой же как и предыдущий, такой же как и позавчера и год назад. Я кинул взгляд на вечернее небо. Словно на выкрашенный голубой краской холст, мастер смелыми и небрежными движениями руки стряхнул с кисти серо-белую краску, залив полотно пятнами, похожими на клочки ваты. Сквозь эти клочки вечернее солнце разлилось лилово-ванильными отблесками, озарявшими наивный пейзаж городских массивов и дорог. Глубоко вдохнув морозного воздуха, я почувствовал толчок в плечо, обернулся, но угадать движения толпы, то и дело снующей из стороны в сторону, трудно. Я заметил силуэт человека в пальто, который чем-то отличался от всей массы. Толи он шел быстрее, толи наоборот медленнее, не знаю, чем он привлек мое внимание, но мне показалось, что это именно он толкнул невзначай меня в плечо. Не знаю зачем, я направился в его сторону. У меня не было цели догнать его. Довольно трудно проследить за человеком в толпе. Я ускорил шаг, а он неожиданно исчез из виду – очевидно, повернул куда-то. Я остановился, пошел своей дорогой и более уже не вспоминал о нем.

Он шел и размышлял, глядя на это удивительное небо – работу художника – о том, как много в жизни уже прошло, сколького можно было избежать, и как много моментов и событий, которые с удовольствием хотелось бы пережить еще не один раз. Сколько еще ждет, и кто знает, как лучше будет поступить в той или иной ситуации. Человек настолько забавный человек. Интересно, как жизнь хитро переплетает события и судьбы разных людей. Сначала думаешь и представляешь себе какой-то момент жизни, будь то знакомство с девушкой или знакомство с человеком, который впоследствии становится твоим лучшим другом, получение диплома или устройство на работу, при этом ты предвкушаешь этот момент и представляешь, как хорошо будет и видишь массу положительных сторон в этом. И что? Бах, и это прошло или уже есть и ты прекрасно видишь и знаешь, что тебе это больше не нужно, почему, потому что это стало обыденностью и вошло в постоянство, это как вынужденная необходимость от которой, возможно, хотелось бы избавиться, но не хочется причинять кому-либо боль – но по-другому не получится. Человек всегда причиняет кому-то боль в той или иной степени, в той или иной ситуации. Самое, наверное, страшное, когда человек прекрасно осознает, что определенная часть жизни стала неотъемлемой частью его самого, и это гнете его неизбежностью и постоянством, он вопреки этому чувству не может взять и поменять свою жизнь, просто выкинуть часть себя, тем самым порвав отношения, продав какую-либо вещь, которую желал долгой время и т.п. В любом случае, видимо, это люди называют получение жизненного опыта. Действительно, опыт не бывает плохой или хороший. Опыт это всегда опыт, ни плохой, ни хороший, просто он либо есть, либо его нет. Гораздо хуже, когда его нет. Но и когда он есть, за спиной много всего и всякого, что может порой тяготить из-за желания это изменить или же просто забыть. С другой стороны, то, что было, оно было и прошло. И более никогда уже в точности не повториться и не вернется. Никогда уже не удастся изменить прошлое. Есть только здесь и сейчас. А где же будущее? Будущее такая абстрактная вещь, которая заставляет делать планы и совершать действия, для обеспечения возможного их осуществления. Совершая покупки и встречаясь с друзьями, уезжая на отдых из города, пропитанного загазованным воздухом и наведываясь к родителям – не важно, какой поступок – все влияет на будущее и, тем самым, изменяет его. Нет смысла строить какие бы то ни было планы на будущее, все равно все будет не так, как хотелось бы, что бы это произошло. Поэтому стоит лишь знать, как я хочу что бы было и рассматривать и оценивать то как это может произойти. Здесь очень верно подходят известные слова: не стоит уделять много внимания большим проблемам, стоит уделять значительное внимание маленьким проблемам. Уделяя достаточно внимания маленьким проблемам можно предотвратить возможные большие их последствия, в то время как наличие большой проблемы и ее последствий изменить гораздо труднее, а порой уже невозможно. Так она – эта форма и стадия жизни и работает – как пустая бобышка, постепенно наматывающая нить событий. Каждое последствие которых отклоняет ее от центра, заставляя нить наматываться по всей длине бобышки. Лишь одно здесь неизменно – нитка так или иначе закончится. Большинство людей боится смерти – окончания нитки и, как им кажется, пытаются этому противостоять, вместо того, чтобы постараться достичь чего-либо стоящего, пока она не кончится.

Завернув за поворот, он зашел в подъезд, исписанный красноречивыми надписями, остановился на площадке, осмотрелся и зашел в квартиру. Поставил чайник и решил, не смотря на отсутствие предпочтения к кофе, все же его выпить. Открыв холодильник, в котором красовались лишь специи и соусы, дернул ручку морозилки и добыл оттуда бутылку красного вина. Холодильник работал через раз, и вино поэтому было довольно прохладное но не могло замерзнуть. Открыл шкафчик и взял бокал. Пройдя в комнату, он, как и обычно увидел большое кожаное кресло в углу и, не снимая пальто, плавно погрузился в него. Пододвинул пепельницу, стоявшую на книжном столике возле кресла, закурил. Открыл бутылку «Marquis de Kuatie» довольно не дорого, но весьма приятного красного вина, щедро налил в бокал. Слегка терпкое в начале и мягкое после, вино проникло и согрело внутри, а ноги почувствовали тепло от ковра на полу. Снег, весь день сыпавший мелкими снежинками, превратился в капли воды на пальто. Было тепло и чувствовался запах влаги или сырости. Не заметив, как уснул, он проснулся от того, что чайник согрелся и щелкнул, извещая хозяина, что он готов. Налив еще бокал, и выпив его залпом, докурил сигарету и налил еще.

Не было смысла раздеваться. Предстоящей ночью еще были дела, сулившие какие-никакие деньги. И это не смотря на то, что утром нужно будет прибыть на работу. Допив вино и проверив карманы на момент наличия всего возможного необходимого, обнаружил телефон. Достал – время 23:00. Он неожиданно зазвонил. Подняв трубку: «Аллоха! Ну что, сегодня все в силе? Делюга состоится? – Разумеется. Давай приезжай.», положив трубку, он залпом махнул последний бокал и закурил. Дверной замок щелкнул как-то необычно. Он замер на площадке. «Понеслась» — мелькнуло в голове. Он быстро спустился, при этом вставив наушники своего плейера. Еще семь минут и он уже стоял на остановке, выжидая последний автобус известного маршрута.

Вернувшись с ночной «работы», чувствовалась усталость, а вчерашнее вино до сих пор играло в голове какие-то свои непонятные игры, причудливо изменяя реальность в галлюцинации – «конечно, всю ночь не спать» — подумал он. И уснул мертвецким сном, упав на кровать.

Проснувшись ото сна, я оглядел комнату. Все на месте. За окном темно и медленно падает снег, придавая определенную трагичность ситуации. Одев пальто, вышел на улицу. В плейере пел Мумий Тролль – «Моя певица» и слова «сыпал снег не случайно» навели определенную грусть в связи с тем, что недавно расстался с подругой, как говорится, окончательно и бесповоротно. Чего хотят женщины? Любви, разумеется! Чего хотят мужчины? А черт их знает! Всего и сразу, поэтому, не смотря на любовь ко второй половинке, начинаешь увлекаться своими делами и со временем наступает момент, когда она говорит, что у тебя нет на нее времени, ты, конечно, можешь говорить, что это не так, что сейчас провернется одно дело и все! Но, начинаешь смотреть правде в глаза, и, бум! Конец настолько очевиден, что даже тошно. Ругань, или что-то что ее заменяет, и все. Расставание – предсказуемый конец отношений. Все когда-нибудь имеет конец, и они тоже. Это может быть вызвано, какой-либо причиной, а может просто гибелью кого-либо из двоих. Конец, так или иначе, неизбежен. Первые несколько разрывов с подругами проходят довольно болезненно, но потом как-то более или менее нормально, как само собой разумеющееся. И еще говорят, что человек – мягкое, разумное существо. Чушь! Я не мягкое, и не разумное. Человек, как и любое другое животное, совершает те же самые поступки, что и животное на протяжении все своей жизни. Отличие лишь в том, что человек, как «разумное» существо, прикрывается своими амбициями, общественными порядками, правилами, устоями и моралью. При этом делая вид, что такова норма общества, так люди живут сотни лет, мол, так оно и должно быть. Что ж, судить – это последнее дело. У каждого есть свой путь, всегда есть свой выбор. Это их выбор.

Прогулявшись по заснеженным улицам, я вернулся домой и погрузился в интернет. Проверил почту, посетил социальную сеть, в которой появляюсь на протяжении вот уже двух лет. Поразительно, что только человек ни придумает, чтобы ничего не делать. Находя отговорки для самого себя, что это общение, обмен интересными файлами, вроде фото и видеороликов.  Это зависимость, которая в той или иной степени проявляется у всех в разной степени. Некоторые выжидают побольше времени, нарочно, чтобы накопились сообщения, отметки и прочее. Некоторые бегут с работы, возвращаются с отдыха скорее домой чтобы поскорее проверить свой статус.

Действительно, очень немногие люди «умеют» действительно отдыхать. Поразительно, что у русского человека уже давно сложено клеше, об отдыхе, как об употреблении алкоголя, зачастую как злоупотребление. Конечно, качество отдыха, его критерии и ожидания от него у каждого свои, каждый планирует его по своему, вписывает в тот или иной бюджет. Особенно бюджет имеет четкую связь с качеством отдыха. Но, насколько известно любому человеку, бюджет для отдыха получается зачастую совершенно скромным, отсюда результат. И почему же у нас самая пьющая и выпивающая страна? Кажется именно из-за этого, но не только.

 Осадив вторую бутылку вина, стало совсем тепло и пьяно, одновременно захотелось спать и что-то делать. Выбрал первое и даже не понял, как я снова погрузился в глубокий беспробудный сон.

После вина спится так, словно не спал, наверное, неделю. Ему как и обычно снилось черт знает что. Почему-то с детства одни и те же сны преследовали его. В действительности, он очень редко видел «новые» сны, и как правило тут же из забывал – память абсолютно задеревенела и не поддавалась никаким тренировкам.

 В очередной раз он оказался на улицах какого-то неизвестного города, в котором не было ни души, даже вода в лужах была какой-то мертвой, не играли лучи солнца в ней, не было блеска, лишь слабый одинокий ветер гонял между улиц клочки газет и прочего мусора. Краски, словно за матовым стеклом – очень приглушенные, тусклые, хотя четкость – порой настолько привыкаешь, что не знаешь, сон это или я уже проснулся. Многие события в его жизни, даже он сам не мог вспомнить были реальными или он их видел во сне. При этой мысли становиться довольно страшно, учитывая те метаморфозы, которые то и дело он видел во сне. Единственный прием, касающийся «плохих» снов, который он освоил, заключался в пробуждении. Зачастую, когда видишь дерьмовый сон, то предчувствуешь, что сейчас произойдет что-то неприятное, тогда закрываешь глаза, хотя во сне это невозможно и словно отрицаешь все происходящее, словно немо внушаешь себе, что все это фальшь, картинка перед глазами, резко открываешь глаза и ты уже проснулся, хотя в течении нескольких секунд перед глазами чернота, даже если в помещении приглушенный свет.

Чувствуется приближение кого-то или чего-то явно, не сулящего ничего хорошего, удивительно, насколько чувства во время сна, в отличие от бодрствования, обострены, или это какая-то разновидность интуиции. Невероятные усилия приходится совершать чтобы бежать, получается как-то криво и крайне медленно, словно ползешь, словно бежишь, по пояс находясь в трясине. Завалился на какой-то куст и стал наблюдать. Что-то вроде танка оказалось впереди и никого. Вспышка черного цвета и оказываешься у какой-то барной стойки, только с другой стороны, на мне пальто и я наблюдаю за двумя. Одна из которых вся в розовом катается, кажется, по розовому льду, а второй – в рванье и весь темный – словно подманивая ее, ждет когда она окажется настолько близко, что ему удастся ее схватить. Так происходит довольно долго, телу жарко и невероятно душно, это происходит до тех пор, пока от бессилия не падаешь на пол. Снова вспышка и уже другая картинка – кладбище. Или что-то очень на это похожее. Но вместо всей атрибутики – две шестерни, одна огромная, а вторая чуть меньше, они крутятся так, что чтобы не попало на них, непременно затянет внутрь и перемелет. Вдруг – всегда неожиданно, на нижней шестерне оказывается что-то вроде розовой розы. Проблема в том, что ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах нельзя чтобы она попала между шестерен. Неизвестно, откуда такая мысль, но она как заноза в мозгу зудит и зудит, в голове появляется пульсирующий шум, который постоянно усиливается и валит с ног. Это невыносимо! Роза подходит к самому тому месту, где сцепляются между собой шестерни и…

Он резко открыл глаза, в голове шумит так, что можно распугать всех соседей. Перед глазами кратковременная темнота, которая быстро сменяется видом окна на стене. За окном темно и медленно падает снег.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *